Можно найти множество свидетельств, доказывающих Истинность веры нашей, но мы этим не «спекулируем», говоря об этом громогласно, как, то делают православные ловцы душ армянских. Они, чтобы привести к православию армян, рассказывают о чудесах, «доказывающих», что мол вот вера наша истинная, и тем самым уводят заблудших овец армянских из лона Матери Церкви. Мы не воспитываем свою паству на чудесах, ибо как говорит Св. Златоуст: «Знамения увлекали более грубых, а более разумных - пророчества и учение. Потому те, которые были пленены учением, были тверже привлеченных знамениями». И поэтому ААЦ не увлекала и не увлекает людей к вере через чудеса, тем более основанных на ЛЖИ и за счет уничижения других Церквей, ибо Она осознает, что кто есть отец Лжи, и что ждет лжецов во время Суда. Наша Церковь всегда призывает к здравомыслию, и поэтому на протяжении веков Она ставила акцент на знаниях и открывала школы, чтобы воспитывать своих чад на Св. Писании и учении Св. Отцов, поэтому у нас всегда было здоровое отношение к чудесам, и истинность своей Веры доказывала не количеством и видами чудес, а своей любовью к другим Церквям и своей пролитой кровью во имя Христа... И все же, исходя из многих соображений и насущных проблем, мы решили привести некоторые свидетельства из жизни нашего Святого Иованнеса Гарнеци, доказывающие Истинность веры армянской… Эти слова обращены ко всем армянам, как к верующим ААЦ и православным армянам, так и к армянам, поклоняющимся языческим богам… Храни Вас Господь!!! Иеромонах Гевонд Иерусалим

О Св. Иованнесе Гарнеци

Был некий муж добродетельный, дивного нрава, действовавший по заповедям божьим, смиренный с раннего детства, удостоившийся священнического сана, монах по имени Иованнес из городка Гарни, где находится чудесный дворец Трдата, из святой обители Айриванк. Он с детских лет презирал все мирское и, оставив род свой и дом, ушел жить в пустынь; любил уединение и беззаботные беседы с Богом, обрек себя на разного рода самоотречения — пост и молитвы, на сон на земле — и, не зная отдыха, бодро переходил с места на место и [рьяно] просвещал встречных. Дарована была ему также милость исцелять [людей], ибо он прикладывал руку и молился и исцелял многих немощных. У него просили и охранные письма для себя, и он тотчас же давал всем, кто просил. И это делали не только верующие, но и многие из неверующих. И он, начертав название святой троицы и таинственные слова молитвы, вручал им. А те, принимая с верой, носили на [теле] своем.

Многое рассказывали [люди] о гаем, но самое достоверное [рассказал] нам чудесный вардапет Вардан, чьи слова заслуживают доверия, ибо они (Вардан и Иованнес) любили друг друга и были привязаны друг к другу. Так как мы его не видели во плоти из-за дальности расстояния, он рассказал нам в утешение кое-что из его личной жизни и сказал, дескать: «Сам Иованнес рассказывал мне: "Прибыл я в светлый город Иерусалим поклониться местам страстей [Христовых] и задержался там на несколько дней, остановившись на ночлег в [монастыре] святого Иакоба.

И однажды ночью, еще до того, как звонарь ударил в трещотку, которой будили всех к молитве, покуда я еще молился в святой церкви, вардапет, который был правителем [монастыря] святого Иакоба, позвал меня и сказал: "Иди послушай удивительные истории, которые рассказывает мой юный священник". И когда я пришел к нему, он позвал иерея, видевшего дивное видение, и говорит: "А теперь [еще раз] расскажи, что ты раньше рассказывал, пусть и он послушает".

И иерей стал рассказывать: „До вашего прибытия в нашу церковь я молился в верхних покоях святой церкви, и вдруг нарисованный образ архангела Гавриила, расположенный против образа пресвятой Богородицы, заговорил и сказал: „?4?адуйся, благодатная, Господь с тобой", „Благословенна ты между женами, и благословен плод чрева твоего"*. И стали нарисованные образы всех святых до великого часа вещать то же самое: „?4?адуйся, благодатная, Господь с тобой". И я, удивившись, воздал славу Богу и, поискав, нашел с помощью календарного искусства, что было это тридцатого числа месяца арег, седьмого апреля и пятнадцатого нисана.

Это видение и явление чуда свидетельствуют о правоте празднования армян, ибо мы говорим, что благовествование святой деве было тридцатого арега, седьмого апреля и пятнадцатого нисана, а не так, как вопреки нам неблагоразумно говорят иные народы, особенно греки, мол, двадцать пятого марта». Вот что рассказал нам тот правдивый человек в подтверждение православия веры нашей. Еще один [рассказ], подобный этому, поведал нам тот святой муж Иованнес.

«Был я,— говорит он,— на реке Иордан, молился на местах, где крещен был Господь и святой Иоанн Креститель. Пришли ко мне трое мужчин из мусульман и попросили меня крестить их святым крещением. Но я оттягивал несколько дней — авось они получат [крещение] от кого-либо другого, ибо видел, что это варвары, и считал, что они лицемерят.

[Тогда] тот, кто был старшим среди них, рассказал мне: „Мы из Зангиана, из персидского города, и по верованию мугри. Построили мы высокий прекрасный минарет, приготовили все, что нужно для его освящения. И поднялся я на самый верх купола, чтобы согласно верованию мусульманскому подать презренный голос свой.

И вот увидел я, как на востоке разверзлись небеса и все осветилось нескончаемым светом. Грозный и дивный царь восседал там на троне славы, а вокруг него — сонмы ангелов, благословляющих его невыразимо [прекрасными] голосами. Приходили поклоняться ему все племена христианские — каждое в сопровождении предводителя своей веры, явно украшенного славой. И когда они поклонялись [Грозному Царю], тот принимал приветствие их. Под конец пришло какое-то другое племя, обладающее еще большей славой, чем первые, а предводители их были просто изумительны. И когда они подошли и поклонились Царю, он вместе с престолом своим двинулся им навстречу и облобызал их вместе с их предводителями, воздал им больше почестей, чем всем остальным народам.

И пока я, удивленный я ошарашенный, стоял в изумлении, поднялся ко мне наверх вот он, старший мой сын, и говорит: „Что ты мешкаешь, ведь тебя ждет весь народ?!" Но глянул он на восток и увидел то же видение и остановился, очумелый. Позже, когда мы очень задержались, толпа возмутилась за промедление, и поднялся наверх к нам вот этот— младший мой сын—и стал выговаривать нам за задержку. И так как видение к его приходу уже исчезло, мы рассказали ему о причине нашего промедления и о видении. И тут же мы вознамерились с той высоты провозгласить Христа истинным Богом и самих себя — христианами. Он помешал нам и сказал: „?4?аз это так, мы должны действовать с умом: если мы сейчас начнем проповедовать в пользу Христа, толпа мусульман тотчас же убьет нас и возведет на нас поклеп, мол, за какие-то преступления мы убили их. И кто узнает о нас?!

Лучше пойдемте, дадим им их пищу, приготовленную нами, а затем отправимся в святой град Иерусалим и станем там настоящими христианами при помощи крещения в [святой] купели, более того, такими христианами, о которых вы говорили, якобы их с большой радостью принял Царь и отметил их в вашем видении, ежели это были армяне, доставшиеся в удел Фаддею и Варфоломею и святому Григору".

Мы послушались слов его, опустились к ним и никому ничего не рассказали. Оставили все свое имущество — движимое и недвижимое— и приехали в Иерусалим; мы молили Бога даровать нам встречу с тем народом, который прославлен был в видении. И Бог указал нам тебя — мы видели на тебе то же знамение. А теперь мы умоляем тебя — дай нам Христово крещение и преврати нас в настоящих слуг Бога твоего".

И я, видя желание их и то, что зов исходит от Господа, окрестил их в святой реке Иордан во Имя Отца и Сына и Святого Духа и приобщил их пречистого Тела и Крови Сына Божьего. Они, попрощавшись с нами, покинули город, чтобы направиться в великий ?4?им, посетить во славу Христа гробницы святых апостолов Петра и Павла». Тот же дивный Иованнес рассказал нам следующее: «Сорок человек армян отправились в Синайскую пустыню, к горе, где Бог явился Моисею и вручил ему каменные скрижали, на которых написаны были десять заповедей, с тем, чтобы поклониться Богу и посмотреть на Святые Места.

У подножия горы был ромейский монастырь, там они и проживали, со всею строгостью соблюдая обряды, И когда они вознамерились подняться на гору, обитатели монастыря посоветовали им: „Ночью там не оставайтесь, ибо остающиеся переживают ужасные страхи. А кроме того, случалось многим и пропадать". Но те бесстрашно взобрались, не взяв с собой ничего съестного, и задержались там на несколько дней. Обитатели монастыря удивлялись, что же случилось с ними, ибо другого пути [вниз] оттуда не было, и стали уже думать, что они погибли там от несчастного случая.

А они, отслужив свою службу, спустились с горы, восхищенные, с просветленными лицами. И было их сорок и два человека. Удивленные обитатели монастыря вышли навстречу им с факелами и светильниками и с большими почестями проводили их в покои. И дивились, поскольку, когда [паломники] поднялись на гору, было их сорок человек, а когда спустились — сорок два, а они знали, что, кроме них, никто наверх не поднимался.

Когда накрыли на стол, к трапезе, подошли двое достопочтенных мужей, те, что пришли сверх сорока человек, чтобы прислуживать им за столом, и не позволяли монастырским людям обслуживать их, говоря: „Это у нас в обычае прислуживать братьям своим". А когда поели все, что полагалось, они, попрощавшись, исчезли. И были это Моисей и Илия. Обитатели монастыря, объятые великим страхом, почитали [паломников], как ангелов, и с большим уважением проводили их».

?4?ассказывал это святолюбивый Иованнес от имени других ввиду собственной кротости, дабы не думали, что и он был вместе с теми. Позже он странствовал по многим гаварам и городам и достиг города Колониа. Многие из тюрок и мусульман приходили к нему и принимали крещение ради чудесного нрава его и исцелений, совершаемых им. Тогда персы стали завидовать ему, и владетель города Колониа схватил его и еще одного иерея и, собрав в кучу сухие дрова, поставил их в середину и поджег. Иерей, бывший с ним, плакал, а он подбадривал его и говорил: «Не бойся, Бг может сохранить нам, подобно трем отрокам, жизнь и в огне». Покуда огонь разгорался, сын владетеля упал с крепостной стены и поднялся безо всякого увечья. И когда его спросили: «Как ты остался жив?» — он ответил: «Вот тот человек, которого вы бросили в огонь, подхватил меня своими руками и не дал упасть на землю».

Тотчас же владетель послал [людей] и приказал вытащить его из огня и позволить ему уйти, куда пожелает. И он, пространствовав по многим гаварам, отправился в ?4?омкла к великому Ктоликосу армян владыке Константину. Тот с радостью и большими почестями принял его и не дозволил уехать оттуда. Там и жил он, пока не преставился ко Христу; там же был похоронен, завершив свой путь, сохранив [твердую] веру, добился неувядаемого венца и бессмертия. Молитвы его — вспомоществование нам и отпущение грехов наших; и Господь наш Иисус Христос, которому слава вечная, помнит о нем так же, как и о всех святых.

http://www.armenianhouse.org/gandzaketsi/history-ru/...