Духовный труд. Начало

В современной мирской суете человек теряет ощущение духовного, отдается временному, суетному и становится механическим потребителем стандартных благ современного общества. Иногда, однако, он останавливается и прислушивается к тихому зову вечности. И, слава Богу, есть, где и как слушать. Радио «Вэм» - это духовный оазис в армянском эфире. Оно вещает 24 часа в сутки - высокую музыку, душеполезные беседы, интеллектуальные передачи. В самой радиостанции царит атмосфера умиротворения и в то же время творческой активности, чуждая беготне и опустошенности внешнего мира. Здесь день и ночь усердно работают над духовными, культурными, образовательными программами, музыкальные редакторы подбирают записи из богатой фонотеки. На звукозаписывающей студии радиостанции, оснащенной современным оборудованием, на уровне мировых стандартов качества записываются шараканы в исполнении ведущих солистов и хоровых коллективов Армении. «Vem Recordings» начала выпуск аудиодисков с армянской духовной музыкой. Работа популярной радиостанции стала непосредственным поводом для интервью с о. Месропом Арамяном, чья деятельность далеко не исчерпывается созданием и руководством радио «Вэм».

Карен Агекян: С января 2002 года начало вещание радио «Вэм». Его миссию можно определить как духовное христианское воспитание, как обращенное ко всем нам живое слово Армянской Апостольской Церкви. Слово важно донести до сознания людей. Для этого нужно искать подходы, соответствующие новым временам, что Вы и делаете. Не секрет, что сейчас люди читают все меньше и меньше - даже «бульварную» литературу, «желтую прессу». Жизнь людей складывается так, что для них стало проблемой обратиться к чтению. В обществе потребления практически каждый человек - от олигарха до водителя маршрутки – работает на износ, у него остается минимум не столько физических, сколько психологических и моральных сил. В этом смысле аудиоформат, в частности, радиопередачи, хорош тем, что изначально не требует оставить все дела. Домохозяйка может продолжать готовить обед, водитель – продолжать вести машину. Так слушатель, конечно, поймет далеко не все. Но что-то будет осознано, что-то просочится в сознание. Кому-то хватит и этого, а тот, кто почувствует потребность понять больше, в один прекрасный день отложит все постороннее и сосредоточится на живой речи. А потом возьмет в руки и книгу. Беседы о вере и трансляции духовной музыки - замечательное сочетание. Ведь сочетание слова и музыки имеет место уже в литургии - Патараге. Расскажите немного о том, как Вы пришли к радиоформату и какие видите перспективы его развития в деле приобщения людей к вероучению ААЦ.

о. Месроп Арамян:К идее радио мы пришли от книг. И до сих пор продолжаем издавать книги - богословский центр «Гандзасар» издал уже более шестидесяти наименований. Как Вы справедливо отметили, век книги в определенном смысле заканчивается. Это можно почувствовать в том числе и по тиражам - тысяча экземпляров считается в Армении достаточно серьезным тиражом. Мы не ставили себе целью заниматься чисто научной работой. У меня, как у духовного лица, нет такой заинтересованности. Конечно, при ответственном подходе все, что ты делаешь, получает в том числе и научное измерение. Если делаешь дело со старанием, оно может принести пользу в научном контексте. Но главная наша цель – спасение души человека. Важно изменить человека, а если он не меняется к лучшему, какая польза от написания книг? Правильно ли заниматься научной работой и потерять поколение, потерять народ?

Поэтому мы всегда искали новые пути преображения человеческой жизни. Постоянно обращались к живому общению с людьми - проповеди, преподавание, встречи, беседы, передачи и пр. Конечно, невозможно быть везде и все время, ограниченность наших усилий и масштаб несделанного не давали нам покоя. И наши поиски привели нас к идее радио. Мы поняли, что по сравнению со всеми другими средствами массовой информации радио, наверное, - самое удобное средство передачи духовного содержания. В течение веков оно так и передавалось – через живое слово. Большинство людей не умели читать и писать, они шли в церковь, чтобы услышать слово. Слушая, человек просвещается совсем по-другому, включается совершенно иной тип внимания по сравнению с чтением. Есть вещи, которые кто-то не сможет понять при чтении, но поймет на слух. Письменное слово и устное - это слова разного типа, у каждого из них своя культура. Веками духовность сеялась живым словом в сердцах людских. И мы должны продолжить эту великую традицию в современных условиях. Радио может оказаться рядом с человеком везде - дома, на работе, в машине.

«Вэм» - независимая радиостанция. Через радио мы хотим нести не только христианскую духовность, но и высокую культуру. Наша радиостанция - это и радиостанция классической музыки. В нашей фонотеке есть много блестящих записей из золотого фонда мирового исполнительского искусства, причем мы ее постоянно пополняем. При объеме нашей фонотеки мы можем передавать музыку несколько лет, не повторяя ни одной записи. Вся сопутствующая информация переведена на армянский язык и введена в компьютер - названия произведений, имена композиторов, исполнителей. Кроме этого, у нас есть образовательные передачи, передачи по культуре, арменоведению и т.п. Мы объединили все те компоненты, которые успешно могут служить духовным целям. Например, музыка Баха настраивает на прослушивание серьезной беседы.

Мы облегчаем нашим слушателям доступ к передачам. Наш сервер находится в США. Поскольку в Спюрке многие слушают радио «Вэм» через Интернет, мы практически выложили на сайте все передачи. Их можно скачать с хорошим качеством, записать на диск или другой носитель. В некоторых воскресных школах диаспоры определенные блоки наших передач превратились в учебные курсы. Во время уроков преподаватели включают запись, слушают и анализируют вместе с учениками. Такие вот возможности использовать наше радио мы предоставляем соотечественникам в Спюрке.

К. А.: Насколько я знаю, Вы проповедуете и на радио, и в церкви...

о. Месроп Арамян: В течение шести лет я провел в «живом» эфире около семисот авторских передач с общей продолжительностью более 2 000 часов. Я также являюсь редактором ежедневной духовной программы «Гандзасар», которая выходит на армянском и русском языках. Ряд моих программ имеет свои телевизионные версии. Вообще, передачи у нас достаточно разнообразные и по темам, и по участникам - мы приглашаем очень много гостей. Некоторые приходят без приглашения - в первый же день после нашего открытия на пороге появились сектанты с деньгами, но быстро поняли, что явились не по адресу.

Все передачи готовятся заранее - надо просмотреть огромное количество не только религиозной, но и научной, философской литературы. Необходимо много читать, быть в курсе того, что творится в мире. Иначе проповедь будет скучной, не соответствующей духу времени, в котором мы живем. И слушатели не почувствуют, что христианство - универсальная религия, которая имеет ответы на все вопросы. Проповедь священника должна иметь много граней. Нужно брать за образец слова великих Отцов Церкви, у которых сила духа сочетается с философией, наукой, искусством.

Иногда текст читает диктор. В этом случае я просто готовлю материал вместе с нашими редакторами. В других случаях сам читаю свои тексты. Например, 15-минутные передачи «Катехизис православной веры». Есть много интересных про грамм для детей. Много передач о мировоззренческих проблемах. В этих передачах мы пытаемся ответить на вопросы, которые человек задает себе в современном мире. Христианство должно отвечать на все эти вопросы. Мы говорим и о тех учениях, которые противопоставляются христианству, являются ложными имитациями или безнравственной альтернативой духовности. Например, «научный» атеизм, современный духовный синкретизм, секуляризм и т.п.

Кроме выступлений на радио, я проповедую в разных церквях. Но в основном здесь, в Ереване, в церкви Св. Иоанна Предтечи на улице Прошяна. Проповедь имеет место во время каждой литургии. Часто не спишь ночами, потому что до утра должен читать, должен просмотреть соответствующие места в Библии, комментарии Свв. Отцов и Т.д. Важно проповедовать то, что проповедует Церковь, а не рассказывать историю своей жизни. Я ведь носитель определенной традиции и должен передать ее дух. Сразу чувствуется, готов ты или нет. И когда ты недостаточно готов - это признак не только неуважительного отношения к слушающим, но в первую очередь к священной традиции. Даже если уже знаешь предмет, ты все равно должен читать, трудиться.

К. А.: Армянская Апостольская Церковь - это одна из Церквей, хранящих апостольское предание, наряду с Католической и Православными. Она никогда не опиралась на имперскую государственность, наоборот - часто существовала под иноверной и иноконфессиональной властью. И Католическая, и Православная Церкви всегда позиционировали себя в качестве исключительных хранительниц истинной веры. Иногда складывается впечатление, что Армянская Церковь так вопрос не ставит - не только не настаивает на том, что вне ее нет спасения, но и не утверждает активно, что ее христология и догматика есть максимальное приближение к истине. Что это влечет за собой? Если у армянина из диаспоры нет представления о том, что ААЦ несет исключительную истину, то какая ему разница - в какую церковь ходить? Очень часто в населенном пункте по месту жительства вообще нет армянской церкви, для посещения служб надо ехать в соседний город. Часто армянин живет в мегаполисе, где есть армянская церковь, но ему нужно затратить полтора часа на дорогу в один конец. Рядом, в двух шагах от его дома, есть церковь господствующей конфессии, например, православная. В условиях нынешних перегрузок, когда у человека остается так мало времени на личную жизнь, зачем ему добираться до армянской церкви, если как христианин он может получить все то же самое у себя под боком.

о. Месроп Арамян: Представления о том, что в действительности нет большой разницы и, в конце концов, все Церкви говорят об одном и том же, мягко говоря, далеки от истины. В действительности Армянская Апостольская Церковь имеет серьезные основания утверждать, что сохранила особую верность апостольской традиции. Каждая Церковь взяла себе особое имя, Армянская называет себя Апостольской. На самом деле название каждой из Церквей гораздо длиннее, чем просто Католическая, Православная, Апостольская. Наша Церковь называется Армянская Апостольская Православная Святая Церковь (Православная – в смысле истинности веры. - Прим. ред.). Посмотрите, сколько определений, но мы чаще всего употребляем одно, самое близкое и родное нам и самое характерное.

Веками нашей Церкви приходилось отстаивать чистоту догматов веры. Это не было борьбой ради неких прихотей, деятели того времени не руководствовались такими принципами. Верность своей духовной традиции была для них экзистенциальной основой, и они готовы были принять мученичество во имя этой верности. То же самое произошло и во время Геноцида, когда люди смерть предпочитали отречению от веры.

у сегодняшнего человека иная, конформистская психология, основанная на стремлении к удовольствиям. Она сильно изменила суть человека - ради жизненных удобств он часто может достаточно серьезно пожертвовать истиной, тогда как раньше во имя истины люди могли отдать саму жизнь.

В 451 году не только Армянская Церковь, но и другие Восточные Православные Церкви - Коптская, Сирийская, Эфиопская - не приняли решения Халкидонского собора, имея на то существенные догматические причины. Были серьезные основания для опасений, что Халкидон восстанавливает подвергнутое осуждению на Третьем Вселенском Эфесеком Соборе - в первую очередь ересь Нестория.

У халкидонских Церквей есть характерная черта признавать только историю собственной Церкви, не признавать, что своя история есть и у других Церквей. Мы веками боролись против этого и вынуждены были хорошо изучить также и их историю. В их собственном изложении замалчиваются многие обстоятельства - например, факт приглашения еретика Нестория на Халкидонский собор лично императором Маркианом. Несторий умер по пути на собор, но, умирая, воздел руки к небу и возблагодарил Господа в ожидании скорой победы своих взглядов. Несторий должен был занять на заседаниях собора самое почетное место, в его отсутствие такие места заняли его сторонники, и ни одного слова критики в адрес несторианства на соборе не прозвучало. Это дает серьезные основания для догматических сомнений по поводу соборных постановлений. Во время Халкидонского собора армянский народ в духовном смысле остался без предводителей, поскольку большая часть высшего духовенства была арестована и сослана в Персию после Аварайрской битвы. Более того, во время этой первой в истории человечества войны за христианскую веру наши братья-христиане, правители Византийской империи, пришли к согласию с персами и оставили армянский народ в полном одиночестве.

И все же главная причина разногласий в том, что армяне предпочли остаться верными богословской традиции александрийской школы, основанной великим подвигом в первую очередь Свв. Афанасия Великого и Кирилла Александрийского. Только после смерти последнего удалось провести в жизнь решения, принятые Халкидонским собором. Все это является очень глубоким основанием для сомнения в истинности духа и намерениях организаторов собора. Собором руководили не священнослужители, асам император Марки ан и императрица Пульхерия. Любой протест против имперской версии жестоко подавлялся. Надо признать, что Халкидон лишь подтвердил уже существующие богословские противоречия между александрийской и антиохийской школами. Эти расхождения имели корни в разных духовно-культурных пластах, они возникли в результате столкновения целостного религиозного созерцания Востока и дифференциального эллинистического мышления, единства и дуализма исповедания Спасителя, конкретного и обобщенного восприятия человеческой реальности Христа.

Армяне остались верными постановлениям трех Вселенских Соборов, которые без искажений определили веру, идущую из апостольского периода. Хотелось бы подчеркнуть еще одно важное обстоятельство: в своей истории армяне на практике проявляли духовную близость этому периоду. Мы не имели империи, даже не имели времени на передышку, вынужденные постоянно вести борьбу за существование. Мы не пытались приспособить христологию к имперским амбициям, к служению империи. Христианство было для нас главным, ради него мы готовы были отдать то, что имели - таким имуществом главным образом была жизнь. В итоге сложился народ, который веками претерпевал невиданное мученичество за веру. Христианство было для нас не философией, не идеологическим инструментом, но экзистенциальной сущностью - тем, за что мы готовы были отдать жизнь. Именно этот дух был характерен для апостольского периода - мученическую смерть принимали как апостолы, так и их последователи, позднее канонизированные в качестве святых.

Мы никогда не соглашались с тем, что правильно как наше богословие, так и другие. Прочтите наших Свв. отцов - Григора Татеваци, Ованнеса Саркавага, Вардана Аревелци и др. - они очень твердо стояли на истинности исключительно догматов ААЦ. Мы считаем, что истина православной веры сохранена нерушимо именно Армянской Апостольской Церковью. И в некотором смысле считаем, что на нас возложена определенная миссия - сохранить для человечества очень важную вещь, наше особое свидетельство о вере. Поэтому нужно понимать: даже если ты находишься далеко от армянской церкви, даже если до церкви трудно добираться, духовная связь с ААЦ, ее учением, ее отеческим наследием чрезвычайно важна. Этого ты не найдешь больше нигде. Ходить в церковь в первую очередь означает участвовать в евхаристической жизни - то есть периодически причащаться к Животворящему Телу и Крови Христа. И к этому великому таинству надо приближаться с благоговением, молитвенной подготовкой и искренним исповеданием своих грехов. Иначе мы физически войдем в храм, но в духовном смысле не будем там.

Что касается церквей, с которыми, к сожалению, мы не имеем евхаристического общения, надо брать у них все лучшее. Хорошего там много, особенно в русской духовной литературе, в удивительных свидетельствах духовной жизни. С русским народом у нас особая духовная близость. Мы постоянно молимся для восстановления евхаристического единства Церкви Христа. Но пока этого не произошло, каждый должен быть в своей духовной реальности. Это не означает, что мы запрещаем нашим верующим ходить в русско-православные храмы. Слава Богу, нам не присущ такой фанатизм. Можно войти, поставить свечку, помолиться. Но во время воскресной литургии надо быть в своей Церкви.

К. А.: В нашем журнале уже обсуждалась важная тема, хотелось бы услышать и Ваше мнение. Правильно ли называть ААЦ «православной», говоря о ней на русском языке? Дело в том, что слово uhapar, которое присутствует в самоназвании нашей Церкви, переводится буквально как «православная» и точно характеризует ААЦ и ее учение. Но в России в это слово вкладывается другой смысл, здесь так именуются Русская Церковь и родственные ей Церкви с иной, чем ААЦ, догматикой. Правильно переводя uhapar как «православная», мы тем самым фактически способствуем путанице представлений в армянской диаспоре. Подавляющее большинство армян в России поймут это так, что между ААЦ и РПЦ нет никаких различий, кроме того, что в одной Церкви службы ведутся на древнеармянском языке, а в другой - на старославянском. Результат может быть двояким. Либо неожиданно для себя они услышат от православного священника, что армяне - еретики-монофизиты и должны перекрещиваться. Либо они привыкают посещать ближайшую православную церковь, теряя потребность в армянской церкви, что ускоряет процесс ассимиляции.

о. Месроп Арамян: Да, путаница есть. Иногда возникает спор, когда армяне сами могут доказывать, что они не православные. Это создает абсурдную ситуацию – человек фактически сам утверждает, что его вера не истинна. Православные в России не считают армян православными. То же самое отражено в нашей богословской традиции - мы признаем православие только пяти восточных церквей - нашей, Коптской, Эфиопской, Сирийской, Индийско-Малабарской. Халкидонские Церкви, с точки зрения вероучения ААЦ, не считаются православными. В нашей богословской литературе они именуются просто Греческая Церковь, Римская Церковь, Русская Церковь и Т.п. Правда, и нашу Церковь мы можем тоже коротко называть Армянской.

Здесь встает вопрос, как человеку сохранить себя в диаспоре. Прежде чем иметь какое-то отношение к чужому, ты должен знать свое - в противном случае ничего хорошего не получится. Ты должен четко знать, почему ты православный (uhapar), как армяне остались верными апостольской традиции, должен знать историю своей Церкви. Например, тебя называют монофизитом - нелепое определение. Если православного в России назвать в ответ дуофизитом, он оскорбится. Так же и мы должны оскорбляться, когда нас называют монофизитами, то есть еретиками - сектантами.

Мне рассказывали, как кто-то из Эчмиадзина поехал учиться в Духовную академию в Загорске и когда преподаватель стал рассказывать, что армяне еретики, монофизиты-евтихиане, он поднял руку, попросил слова и сказал, что наша Армянская Церковь еще в древности предала Евтихия анафеме. Преподаватель бьл изумлен – ведь их богословская литература полна самых разных нелепостей об армянах. В течение веков они сами говорили и сами себя слушали. В русской церковной действительности, к сожалению, еще властвуют клеветнические измышления, унаследованные чуть ли не с пятого века. Чтобы судить о Восточных Православных Церквях, надо для начала знать их языки. Восточные люди всегда знали несколько языков и понимали, что говорит грек, что говорит католик, в позднейшее время - что говорит русский. А вот русские очень мало знали и знают о традициях Восточных Православных Церквей, в этой ситуации в их богословской литературе любая клевета постепенно превращалась в норму. На самом деле Армянская Апостольская Церковь, конечно же, не имеет ничего общего с монофизитством. Даже в том смысле, в каком русские понимают православие, мы тоже не имеем никакого отношения к ересям, потому что не подпадаем ни под какое определение, мы для них просто неизвестный исповедальный субъект. К 1700-летию принятия Арменией христианства я подготовил «Расширенное изложение армянского вероисповедания» на четырех языках - армянском, английском, французском и русском. В основном оно посвящено христологии - от себя я не писал ничего, все было изложено по принципу сопоставления точных изречений отцов нашей Церкви. Я поместил эту работу на сайте радиостанции «Вэм» (http://vem.am/?go=projects/publishing/books), послал многим священнослужителям, в том числе в Россию, попросив указать, где именно можно обнаружить ересь нашего исповедания. И до сих пор не получил ни одного указания на ересь. Я составлял этот текст именно для того, чтобы они прочитали и устыдились. Ведь очень часто русский священнослужитель, который обвиняет нашу Церковь в монофизитской ереси, совершенно не имеет понятия об исповедании ААЦ, а порой не может полноценно раскрыть и свое исповедание.

Существует правило - когда нет знания, ты скатываешься к фанатизму. Духовным фанатизмом хочешь скрыть свое незнание. И этот фанатизм очень присущ Церкви в России. Там достаточно много просвещенных людей, однако русская церковная среда не открыта к пониманию других, и я вижу здесь в первую очередь недостаток любви. Знаете, сколько я наслышался этих слов в их монастырях: «еретики-армяне», «монофизиты». Своими оскорблениями моей нации, моего прошлого, моей истории они вынудили меня сразу по приезду в Армению отправиться в Матенадаран, чтобы изучать наше наследие. И чем больше я изучал это наследие, тем больше гордился тем, что я сын этого народа, сохранившего столь чистой и непорочной апостольскую веру.

Конечно, Церкви имеют свое официальное название, и в официальных взаимоотношениях мы их называем так, как они сами себя именуют. Но, сознавая все различия между нами и православными-халкидонитами, нельзя уклоняться от утверждений о том, что у нас православная, иначе говоря, правильная, истинная вера. Просто нужно отдавать себе отчет в различиях между нашим пониманием православия и его пониманием греками, русскими и Т.д. По поводу этих различий сегодня ведется серьезный диалог - в конце концов, мы живем в ХХI веке и можем обсуждать любые вопросы. Уже и там появляются люди, которые осознают, что без изучения первоисточников нельзя судить о богословии другой Церкви. Здесь мысами имеем достаточно большие пробелы, нужно было самим подготовить на русский язык переводы наших богословских текстов. Это наша доля вины в существовании и процветании давней клеветы. Существуют монументальные труды, ознакомившись с ними, многие пересмотрят свои представления об Армянской Апостольской Церкви. Но мы до сих пор не смогли достойно преподнести другим свое достояние. Сегодня для этого достаточно возможностей. Тем более что у нас есть много друзей и сочувствующих во всех странах, среди всех народов.

К. А.: Вы имеете самое непосредственное отношение не только к идее фильма «От Арарата до Сиона», но и к ее воплощению.

о. Месроп Арамян: Недавно мы несколько раз побывали в Иерусалиме в связи со съемками фильма «От Арарата до Сиона», в котором хотим показать общечеловеческий масштаб вклада армян в христианство и его защиту. Для этого выбран самый эффективный путь, потому что Иерусалим - религиозный центр мировых религий. То, что там происходит, очень важно для миллионов людей во всех уголках мира. Парадоксально, но это особое служение миру - также ключ к пониманию самих себя. Сегодня мы известны в мире через Геноцид, по-другому нас практически не знают. Но это означает, что мы представляем себя внешнему миру через трагедию, через образ жертвы, через негатив, через слабость. Нужно создать позитивный и сильный образ армянского народа через его великие исторические деяния и роль в современном миропостроении. Армянское присутствие на Святой Земле уникально, здесь, в главных святынях, мы имеем равные права с мировыми христианскими конфессиями. Один из четырех кварталов Старого Города принадлежит армянам. Армянский монастырь Свв. Иаковов находится на священной Сионской горе. Каким образом этот маленький народ прыгнул выше головы, чтобы все это сотворить и сохранить в течение веков? Величие духа армянина видно здесь как нигде. Понятно, почему в Иерусалиме присутствуют мусульмане, католики, евреи, православные. Но почему здесь армяне - совершенно необъяснимо. И первый вопрос, который возникает там у всякого паломника, - почему именно армяне, а не другие, гораздо более многочисленные нации? Я с большим трудом убедил одного немца, что армян в мире всего 8-9 миллионов, а в самой Армении только 3. Масштаб увиденного в Иерусалиме соответствовал для этого человека, по крайней мере, стомиллионному народу. Это особое место для понимания армянского феномена и одновременно для того, чтобы увидеть наш феномен в общечеловеческом контексте - увидеть, какой уникальный оттенок, цвет внес наш народ в палитру мировой культуры, общехристианской цивилизации.

Говоря о различиях Церквей, люди часто забывают, что христианство - прежде всего вера любви, и первая обязанность христиан - любить друг друга. В Иерусалиме противоречия между христианами еще более очевидны, чем где-либо, и доходят ДО того уровня, что ты можешь даже разочароваться в христианстве. Глядя на распри между христианами, мусульманин возблагодарит Аллаха за то, что он мусульманин, иудей еще больше утвердится в своей вере. Христиане как будто совершенно забыли, в чем состоит суть веры в Христа. Каждый убежден в своей миссии и фанатично борется за свои права, часто без соответствующих знаний и дел. Это очень грустная картина. Мы встретились с греческим патриархом Иерусалима, который дал нам для фильма исключительно интересное интервью. Главный вопрос, с которым мы к нему обратились, был следующим: «Вы понимаете, в какой опасности христианство находится в сегодняшнем мире? Мы можем потерять все. Мы стоим перед глобальной проблемой и нам необходимо вернуться к изначальным евангельским ценностям, уважая другого христианина, понимая пройденный им путь. А мы продолжаем использовать по отношению к другому тот же язык, который использовали, к примеру, в пятом веке. В то время люди убивали друг друга мечами. Мы прекратили такие убийства, но язык используем прежний».

Армяне действительно более терпимы, толерантны. Мы провели исследования армянской и греческой богословских литератур на предмет догматической толерантности. И выяснилось, что есть огромная разница между тем, что армяне писали о греках, и что греки писали об армянах. У греков мы встречаем оскорбления, доходящие до ругани. Армяне же признают греков своими братьями во Христе. Есть очень интересные слова в богословском труде Ованнеса Саркавага: «Когда мы видим греков, мы идем им навстречу и хотим по-братски обнять их, но они с отвращением плюют». РПЦ многое заимствовала из давней клеветы на армян византийской Церкви, и, поскольку греческие авторы у них имеют статус непогрешимых авторитетов, им трудно переступить через эту клевету.

Они часто спрашивают: могли ли ошибаться такие великие, святые люди? Я отвечаю: конечно. Сколько было выдающихся отцов Церкви, которые ошибались. Св. Иоанн Златоуст ошибался, когда пророчил конец света, но это не подрывает его авторитета. Ошибался, поскольку он не Бог, а человек, и человеку свойственно ошибаться. Нельзя делать из людей идолов и утверждать, что все сказанное таким человеком - абсолютная истина.

Св. Григор Татеваци интересно пишет и о другом аргументе, основанном на численности: «Когда мы с ними спорим, они говорят нам: как столько людей могли ошибаться и только вы - нет? Но в истории всегда было так: меньшинство было право, а большинство ошибалось. Моисей один был прав, а весь еврейский народ ошибался. И в истории науки такое случал ось очень часто - прав был один человек, хотя все остальные выступали против его теории. Истина не доказывается численностью.

Открытость и терпимость армян по отношению к другим, на мой взгляд, есть очень характерная философия любви. Однажды я уже говорил об этом: не будь у нас такой философии, вряд ли мы бы смогли так долго просуществовать. Если бы мы отвечали тем же, нас бы разбили, поскольку силы были неравными. При тысячелетнем отсутствии государственности на территории исторической Армении невероятно, что народ сумел сохраниться со своими школой, культурой, Церковью. Куда бы армянин ни попал, в любую среду, пусть даже неимущим, он успешно интегрируется там и добивается успеха. Причина этому - наша терпимость. Но я бы хотел, чтобы весь христианский мир пересмотрел свои подходы к христианству и не наполнял свою жизнь излишней ненавистью друг к другу, поскольку он стоит перед большими внешними опасностями.

К. А.: Вы много переводите с грабара на современный армянский язык. Значит, прежние переводы были неудовлетворительными?

о. Месроп Арамян: На самом деле переведено очень мало и переведено не богословами. Мягко говоря, я не доволен переводами и дореволюционными, и послереволюционными, там очень много искажений. Все это не было поставлено на фундаментальную основу. Для таких переводов недостаточно быть лингвистом, специалистом по языку. Даже если вы прекрасно знаете английский и русский языки, вы не сможете, не зная физики, правильно перевести статью по квантовой теории поля. На это способен только физик. Соответственно, если Вы не специалист в богословии, Вы не поймете, о чем говорится в этих трудах, и будете ужасно искажать суть. Поэтому надо было как-то создать новую культуру перевода этих текстов и самый главный принцип - не искажать, передавать суть максимально точно.

Продолжение